Настоящая ведьма

Персонажи рассказа Настоящая ведьма - картинка
Крестоносцы Dant и Гуго
Германия. Пригород Кельна.
Мне это не понравилось сразу. На земле лежала раздавленная повозкой птица. Наши кони резко остановились и переглянулись. Мой попутчик — воин по имени Гуго, служивший под моим командованием не первый год, медленно произнес:
— Господин, это очень плохой знак..
Затем он осенил себя крестным знамением и прошептал начало молитвы «Отче наш». Это сразу придало сплющенному комочку из перьев и грязи зловещий вид. Гуго умел сгущать краски. А я, как дурак, поддавался его страхам. Я обругал своего товарища:
— Гуго! Черт подери! Тебя еще не хватало! Какой, к чёртовой бабушке, знак? Пичужка переходила дорогу и угодила под колесо. Обычное дело. До Кельна рукой подать, и если ты не будешь изводить меня своими страхами, к обеду мы расседлаем коней и напьемся как черти.
Гуго покачал головой, как бы развеивая мои некомпетентные доводы:
— Господин, Вы не понимаете — птица лежит крестом. А это очень плохо…
После этих слов наши кони тупо уставились на распластанное тело и, как мне показалось, полностью приняли сторону Гуго. Действительно, птичкины лапки были вытянуты назад параллельно друг-другу, крылышки распростерты в разные стороны, клюв был устремлен точно вперед. Как так можно было передвигаться по дороге? Безумие какое-то. Я прорычал на попутчика максимально устрашающе, так, чтобы и кони вспомнили — кто тут главный:
— Может это ты чего-то не понимаешь, бестолковая твоя башка?!
Один из коней энергично закивал, другой отрицательно покрутил головой. Гуго почесал задницу. Мне это стало надоедать.
— Все, Гуго, черт с ней, с этой дохлятиной, поехали вперед.
Мой товарищ не шелохнулся.
— Командир, надо вернуться…
Ну все, если Гуго перешел с «господина» на «командир», значит он реально напуган.
— Ты спятил?! Мы неделю тряслись в пути!
— Вернемся, возьмем всех остальных и уже тогда…
Гуго — настоящий воин, я уже и не припомню, кто из нас и сколько раз друг-другу жизнь спасал, но иногда я готов его просто придушить…
— О, Господи! Гуго! На дворе уже тринадцатый век — расцвет цивилизации! Человечество бороздит моря, покоряет горы, строит прекрасные храмы, а ты застрял в каком-то варварском прошлом… А ну поехал вперед, мать твою!
Гуго демонстративно медленно достал из-за спины шлем, одел его на голову, повернул коня в сторону и объехал раздавленную птичку…

Отец Ортвин, для встречи с которым мы с Гуго явились в Кельн, был моим старым другом. Наш визит должен был продлиться всего один день, ибо вскоре нас ожидал очередной поход. Мой друг встретил нас у городских ворот. От праведной жизни Святой Отец слегка поправился, но мне навстречу он по-настоящему бежал.
— Dant! Dant! Брат мой! Господи, я так боялся, что ты не приедешь!
Я соскочил с коня и крепко обнял своего друга.
— Святой Отец, черт меня раздери, да как же я мог не приехать?!
— Не сквернословь, сын мой… Ну, рассказывай!
Я рассказал, в общих чертах, о нашем последнем походе в Святую Землю а отец Ортвин о своей работе на духовном поприще.
— Святой Отец, позволь представить тебе моего попутчика.
Гуго напрягся а отец Ортвин изобразил внимание.
— Это Гуго. Юноша из простой но достойной уважения семьи. Его отец служил моему отцу и вместе с ним ходил в Святую Землю.
Гуго выпрямился и приподнял подбородок…
— Герой осады Дамиетты. Один спас от страшной смерти и провел через лагерь сарацин десять христианских паломников и одного желтолицего иноверца…
Гуго выглядел так, будто апостол Павел на Страшном Суде зачитывает перед Господом его заслуги… Отец Ортвин смотрел на моего товарища прямо таки с восхищением, даже рот раскрыл.
— Гуго — бесстрашен, честен и очень добр к людям. Он — настоящий Воин Господа!
Гуго не дышал. Я боялся, что его разорвет от ощущения собственной значимости.
Святой Отец был взволнован.
— Dant, пока у нас есть такая молодежь, мы можем быть спокойны за свое будущее!
— Верно подмечено, Святой Отец.
— Мне нужно поговорить с молодым человеком один на один.
Ну, все — эти двое нашли друг-друга. Отец Ортвин довольно долго общался с Гуго. Под конец беседы он извлек откуда-то из-за пояса медальон, явно серебряный и вручил его собеседнику. Я был в шоке… Все — Гуго мой должник…

Главные герои рассказа Настоящая ведьма в городе Кёльне - картинка
Dant и Гуго в Кёльне
Ввиду нехватки времени, Отец Ортвин практически не оставил нам времени на отдых и составил целый список людей, которых мы должны были навестить. О пьянке можно было забыть. Кроме этого я должен был рассказать детям из местной капеллы о походе в Святую Землю и о силе воли истинных христиан. Причем на каждом мероприятии обязательно должен был присутствовать Гуго, видимо как образец…
Ближе к вечеру, когда в «списке Ортвина» остался последний пункт, я попросил Гуго показать медальон.
— Господин, это личное…
Я не слишком-то удивился, но легкое возмущение все же испытал.
— Чего? Да ладно тебе, дай посмотреть-то…
— Ну, не знаю… Я его уже убрал.
— Ну, Гуго, я тебе еще припомню…

Последним местом которое по просьбе Отца Ортвина мы должны были посетить, была тюрьма. По его замыслу люди, преступившие закон, как светский так и Божий, после нашего рассказа о походе в Святую Землю, об испытанных нами трудностях, о самопожертвовании и бескорыстном служении Господу, были просто обязаны встать на путь исправления. У входа в тюрьму стояли два надзирателя и разглядывали нечто лежащее на земле. Мертвая птица. Отец Ортвин посмотрел на распластанное тельце, потом на надзирателей и раздраженно распорядился:
— А ну выбросьте эту мерзость!
И тут подал голос Гуго:
— Святой Отец, это очень плохой знак…
Это меня взбесило.
— Гуго! Черт тебя раздери! Ты опять за старое!?
Отец Ортвин уставился на моего товарища, затем на меня.
— Dant, а ведь юноша прав. Я не хотел омрачать нашу и без того короткую встречу, но духовные дела ни как не отпускают меня. У нас в городе серьезная проблема.
Я мысленно потряс Гуго за грудки.
Чтоб его пронесло, паразита… Нам еще проблем не хватало…
— Что за проблема, Святой Отец?
Отец Ортвин выдержал паузу и произнес:
— Ведьма…
Нас с Гуго передернуло. Мы всегда избегали подобных врагов. Мы их… боялись…
— Святые угодники! Настоящая?
— Настоящая, брат мой. Самая настоящая. Три дня назад она убила старуху Грету и выпила ее кровь. После чего это дьявольское отродье пленило душу покойной Греты, что бы подарить ее самому Сатане! К счастью, муж Греты все узнал и сразу пришел за помощью к нам, в Священную Инквизицию. Бедный старик! Он, даже, слегка тронулся умом от горя.
Я знал, что Инквизиция самоотверженно защищает людей от всякой нечисти и почти никогда не ошибается… почти никогда…
— Но Святой Отец, если старик слегка тронулся, можно ли ему верить?
— Dant, ведьма была немедленно арестована Священной Инквизицией. Ее допрашивали целую ночь. А знаешь, что произошло утром?
— Что?
— Она во всем призналась!
— Матерь Божья… — хором воскликнули мы с Гуго.
Отец Ортвин ненадолго замолчал, что-то обдумывая. Приняв какое-то решение, он обратился к Гуго:
— Сын мой, ты открыл мне глаза. Эта птица — не просто знак, это — проклятие! Да-да, друзья, именно проклятие!
Мы с Гуго идеально синхронно сглотнули подступивший к горлу комок ужаса и… побледнели.
— Посудите сами, дети мои — три дня назад ведьма убила старуху Грету и напустила безумие на ее мужа; два дня назад, после ареста ведьмы, разразилась гроза…
Гуго встрепенулся:
— Точно! Господин, помните, позавчера нас залило в лесу, а гроза-то была — ого-го какая!
Да, тут не поспоришь, гроза действительно была. Конечно, не слишком-то «ого-го», но была. Отец Ортвин продолжал:
— И вот сейчас начали гибнуть птицы. Кто следующий? Я? Вы? Вон те невинные детишки? Или весь город? Мы проявили преступную халатность, протянув с исполнением решения Священной Инквизиции целых три дня…
— А что за решение? — поинтересовался я.
— Ведьма искупит свой грех в очищающем огне!
Гуго рядом уже не было. Я бы тоже убежал, но Отец Ортвин успел схватить меня за рукав.

— Dant, вы действительно открыли мне глаза. Если бы не проницательность твоего товарища, проклятие могло остаться незамеченным. Ведьму нужно сжечь как можно скорее.
— Святой Отец, мы с Гуго здесь ни чем не поможем. День на исходе, нам уже пора собираться назад…
— Но брат мой, ваше присутствие несет определенный смысл! Воины Господа придадут…
— Нет. Клянусь хоть чертом лысым — нет! И не проси.
Отец Ортвин задумался.
— Dant, помоги, хотя бы, выявить сподручников ведьмы. Ей явно кто-то помогал. Мы всего лишь зайдем к ней и спросим о помощниках. Присутствие Воина Господа должно повлиять на упорство адского отродья…
Я был жутко напуган, но мой друг просил так жалобно, что пришлось согласиться.
— Святой Отец, заходим, спрашиваем и уходим?
Отец Ортвин кивнул.

Настоящая ведьма. Далее

Травница в рассказе Настоящая ведьма - картинка
Настоящая ведьма из Кёльна
В подвалах тюрьмы стояла жуткая вонь, к тому же было очень холодно. Надзиратель передал нам факел, открыл массивную дверь в камеру и незаметно улетучился. Ведьма лежала на полу, в дальнем углу. Она дрожала. Отец Ортвин громко произнес:
— Последний раз спрашиваю тебя, слуга Дьявола, кто помогал тебе в грязных делах!? Со мной Воин Господа — командор Dant! Не смей врать пред лицом того, кто стяжал славу во имя Создателя!
Ведьма попыталась забиться еще дальше в угол, но места уже не было. Она повернула к нам лицо и меня чуть не хватил удар… Ведьме было лет семнадцать, не более…
— Святой Отец, мать твою, это и есть твоя «настоящая ведьма»!? Да она же еще дитя..!
— Дьявол вводит нас в заблуждение, сын мой! Под личиной ребенка, он спрятал убийцу и душегуба!
Как человек разумный я понимал, что Отец Ортвин полностью прав, что Сатана большой мастер в подобных делах, но на душе у меня было дерьмово.
— Но как же так, Святой Отец? А что, если это дитя всего лишь жертва проделок Врага Человеческого?
— Dant, не забывай — у нас есть свидетели…
— Обезумевший от горя старик?
— Это не просто старик, друг мой. Это Христианин! Это отец троих детей! Его знает весь Кельн! Он видел, как ведьма смеялась, напившись праведной крови! Разве может человек, ведомый против своей воли на страшные преступления, смеяться и веселиться!?
Не мог… Святой Отец прав… Я набрался смелости и громко спросил:
— Ты назовешь своих сподручников, ведьма!?
Ведьма вздрогнула и заплакала. Меня словно огнем обожгло. Я обругал Отца Ортвина в душе и вновь обратился к ведьме:
— Ведьма! Тебя сожгут через час! Назови своих сообщников и Отец Ортвин замолвит за тебя слово перед Господом!
Святой Отец промычал что-то непонятное и отрицательно покрутил головой. Я начал выходить из себя.
— Ортвин, черт тебя раздери, кто может подтвердить слова старика? Чем ведьма занималась раньше? Кто может рассказать о жизни ведьмы до этого случая? Где-нибудь есть следы крови убитой старухи? На теле старухи есть следы укусов? Ты вообще, выяснял хоть что-нибудь!?
— Ведьма созналась….
— Да плевать на ведьму! Тебе самому что, не интересно, как развивались события!
Отец Ортвин преобразился.
— Dant, а ведь ты прав! Нужно провести расследование и выяснить все обстоятельства дела…
— Алилуйя, Святой Отец! Будь добр — выясни! Только позволь нам с Гуго уехать. Мы боимся этой заразы до чертиков…
Отец Ортвин все понял. Он взял с меня обещание приехать через год вместе с Гуго и благословил на подвиги. Мы попрощались. Гуго топтался метрах в ста от тюрьмы.
— Гуго, мы уезжаем!
Мой товарищ улетучился как болотный газ. Я дошагал до городских ворот и стал ждать Гуго. Вскоре он явился с нашими лошадьми.
— Господин, там такое творится..!
Ну, все… началось…
— Что именно и где?
— У пруда за тюрьмой драка! Народу полным-полно! Бьют каких-то деревенских.
— Отец Ортвин там?
— Не знаю…
— Оставь коней здесь и дуй за мной!
За тюрьмой действительно развернулось сражение. Кто кого бил было не понятно. На краю пруда стоял Отец Ортвин и еще несколько человек в черной одежде. Один из них отталкивал шестом от берега нечто похожее на человека. Нечто самоотверженно барахталось. Я подскочил к Отцу Ортвину.
— Что тут творится, Святой Отец!?
— О, Dant! Ты был прав! Расследование очень помогло — ведьма не выдержала испытание водой, сейчас мы ее еще…
У меня в голове что-то оторвалось и звонко лопнуло. Я оттолкнул Отца Ортвина, пнул человека с шестом в зад и нырнул в воду. Сзади, с диким воем в воду влетел Гуго — видимо спасать меня. Я ухватил «нечто» за волосы и выволок на берег… Это была ведьма… Гуго вновь завыл и пополз прочь.
— Ортвин, черт тебя раздери, ты что делаешь!?
Ведьма, со связанными руками, поползла за Гуго. Отец Ортвин хотел что-то сказать, но я его опередил:
— Скажи своим, что бы утащили ведьму в подвал! Ты меня знаешь, брат…
— Господи-и-н!
Это пришел в себя Гуго.
— Господин! Посмотри на ведьму! Это же еще ребенок!
Отец Ортвин, видимо, уже отдал распоряжение и ведьму поволокли обратно в подвал. Городская стража каким-то чудом развела дерущихся на две группы. К одной из групп стража относилась явно враждебнее чем к другой, о чем свидетельствовали разбитые носы в группе «неудачников». Да и вообще, бедолаг с разбитыми носами стража мутузила почем зря. Даже жалко стало.
— Кто эти люди, Святой Отец?
Отец Ортвин презрительно скривился.
— Эти, как ты выразился — «люди», извращают святое писание, сын мой. Они ставят под сомнение выводы самой Священной Инквизиции! Вместо того, что бы осудить гнусные дела ведьмы и проделки самого Дьявола, они требуют освободить эту убийцу! Каково!?
Я был в шоке, это народное выступление попахивало тремя десятками костров. Я прислушался к выкрикам. «Неудачники» просили о милосердии и прощении:
— Господь велел любить друг-друга!!!
— Господь учил прощать!!!
— Не убий! Не уби-и-й!!!
У меня задергался глаз. Как из-под земли появился Гуго с разбитой бровью. Брызгая слюной мне в лицо он проорал:
— Ведьму жгут!
— Кто!?
— Да те, что тут дрались!
— Да что ж за день-то за такой.!? Ортвин, я же просил утащить ее в подвал!
Отец Ортвин только развел руками.
— За мной, Гуго!
Прямо перед входом в тюрьму толпа соорудила импровизированный костер из того что было под руками. Ведьмы видно не было. В стороне от галдящей толпы лежало четыре тела, видимо это были те, кто разбил Гуго бровь. Нашли с кем бороться… Гуго обогнал меня и громко крикнул:
— Всем стоять! Идет командор Dant, что вас всех разорвало!
Толпа затихла и расступилась. Ведьма лежала у костра, как бесформенная куча тряпок. Сзади подбежал запыхавшийся Отец Ортвин. Я изобразил бешенство.
— Кто из вас посмел прервать допрос!? Кто, я спрашиваю!?
Я рассчитывал на шок и трепет, однако толпа загалдела с новой силой. Гуго моментально принялся бить лица. Толпа в ответ разбила ему вторую бровь. Отец Ортвин, увидев как мутузят его любимчика, поднял вверх руку и… все остановилось… У меня возникло желание сломать Святому Отцу эту руку.
— Ортвин! А раньше этого нельзя было сделать!?
Вместо ответа Отец Ортвин изобразил еще пару жестов, после которых притихшие горожане расступились и позволили страже утащить ведьму в подвал. Я вплотную приблизился к Святому Отцу.
— Ортвин, разберись со своей паствой… Чтоб ее черти дрючили… А я пойду прокляну ведьму…
— Не сквернословь, брат… Будь осторожен.
Я как можно суровее взглянул в лицо своему другу и отправился вслед за стражей. Немного поколебавшись, Гуго нехорошо выругался и поплелся за мной.

Ведьма, как и в первый мой визит, лежала в углу камеры, только, будучи насквозь сырой, дрожала еще сильнее. Находиться один на один с адским отродьем было очень страшно. Гуго, я чувствовал это нутром, спрятался где-рядом но подходить боялся. Ну уж нет…
— Гуго!
Тишина.
— Гуго, иди сюда!
— Господин, я не могу…
— Иди, ты мне нужен!
— Нет.
— Это приказ, мать твою!
— Не пойду!
В углу раздались рыдания ведьмы. Мое сердце едва не остановилось от страха. Я прокричал в сторону Гуго:
— К оружию, братья!
Какая-то неведомая сила заставила Гуго подкрасться ко мне. Его трясло так, что ведьму, по сравнению с ним, можно было считать неподвижной. Рядом со своим едва живым товарищем я почувствовал себя лучше.
— Эй, ведьма! Сколько тебе лет?
Рыдания прекратились. Я боялся, что она сейчас бросится на нас с Гуго и выпьет кровь… Надо уходить…
— Скоро семнадцать… господин…
Святые угодники…
— Ну и дура! У тебя же вся жизнь была впереди! Зачем ты встала на путь Зла? Кто тебя подбил на это? Ответь и я окажу тебе милость — позволю умереть здесь и сейчас, без боли и мучений!
Ведьма закричала:
— Я не ведьма! Не ведьма! НЕ ВЕДЬМА!!!
Я был потрясен.
— Но ты признала свою вину… Тебя видели пьющей кровь какой-то там старухи…
— Нет! Они пригрозили отрезать мне пальцы, если я не признаюсь! А я боюсь боли! Боюсь! А тетушка Грета была мне как мать! Я ее лечила много лет!
— Что значит лечила? Ты что — травница?
— Да! Да! Да! Это знает весь Кельн! Спросите кого угодно!
Это в корне меняет дело. Отец Ортвин меня очень подвел, утаив такую подробность. Пройдя половину мира я повидал немало травниц и знаю, что во всех землях люди относятся к ним очень несправедливо. Хотя всегда пользуются их знаниями.
— Гуго, быстро слетай к Святому Отцу и спроси, была ли ведьма травницей.
— Травницей? Господин, но если она травница…
— Я знаю, Гуго. Иди.
Я, Гуго и все наши братья по оружию носили на себе множество шрамов. Мы знали цену этим людям.
— Ведьма! Но муж старухи Греты видел, как ты пила кровь несчастной жертвы!
— Нет! Это вранье! Я лечила тетушку Грету много лет. Три дня назад она пришла ко мне… Мы разговаривали… Потом ей стало очень плохо… Я сделала все, что могла… Но ведь она очень стара… Бедная тетушка Грета… Она умерла у меня на руках…
— Но старик.!?
— Старик увидел, как я освобождаю от одежды грудь умирающей тетушки, закричал и выбежал на улицу! А потом пришли они…
— Ты смеялась!
— Я рыдала!
Я окончательно запутался. В дверном проеме образовался Святой Отец.
— Ортвин, чтоб тебя… Следующий раз сам будешь меня навещать!
— Сын мой, я все уладил — народ успокоился. Все сделаем по-закону — повторим расследование, выведем на площадь, зачитаем решение и исполним…
Уже второй раз за этот сумасшедший день у меня в голове что-то звонко лопнуло. Бить было не кого, поэтому я ударил сам себя. Святой Отец отшатнулся.
— Dant, я понимаю твое смятение. Тебе жаль ведьму. Думаешь мне не жаль? Но подумай сам, что будет с душой этой несчастной, если мы не очистим ее от Зла?
— Ортвин, а что будет с твоей душой, если ты сожжешь на костре невинное дитя..?
Святой Отец посмотрел мне прямо в глаза и ответил:
— Я буду вечно гореть в Аду…
— Так какого черта.!?
— Это мой путь, брат. Я — священнослужитель. Я избавляю мир от адского отродья. И я готов жертвовать своей бессмертной душой ради людей. Ты — воин Господа и я — воин Господа. Только поля битвы у нас с тобой разные.
Я все понял — дискуссия окончена.
— Ортвин, оставь нас ненадолго…
Отец Ортвин растворился в темноте. Как говорится — нет неразрешимых задач, есть неприятные решения.
— Гуго! Кинжал…
Мой товарищ извлек оружие из ножен и замер.
— Отдай его ведьме…
Гуго боязливо подошел к адскому отродью и подал кинжал рукоятью вперед.
— Возьми, ведьма. Командор Dant оказывает тебе милость… У тебя мало времени…
Ведьма все поняла. Она приняла кинжал дрожащими руками. Видя ее состояние я подсказал:
— Проведи им по шее с правой стороны. Кинжал острый, ты не почувствуешь боли и умрешь быстро.
Эффект получился обратный — ведьма отбросила кинжал в сторону и заголосила:
— Но я не хочу умирать! Не хочу!
У меня вновь задергался глаз.
— Дура! А в костер, значит, хочешь!?
Ведьма вновь заплакала. До возвращения Отца Ортвина оставались считанные мгновения, нужно было действовать.
— Гуго, помоги ей!
У моего товарища глаза стали огромными, как у совы.
— Ну уж нет, командир, я детей еще никогда не убивал…
— Ты скотина, Гуго! Дай сюда кинжал….
Как только оружие оказалось у меня в руках я понял, что не смогу убить ведьму. Ни я, ни Гуго. Вошел Отец Ортвин.
— Пора, дети мои…
Ведьма что-то прокричала и стала кутаться с головой в свои лохмотья. Мое сердце сжалось. Что бы хоть как-то отсрочить неизбежное, я начал врать:
— Святой Отец, мы с Гуго, с Божьей помощью, докопались до истины — ведьма назвала сообщника — в нее вселился демон с Востока.
Отец Ортвин схватился за сердце.
— Кто.!?
— Сарацинский демон Аль-Бабах!
Мой друг побледнел и повалился на бок. Гуго его подхватил и вернул в вертикальное положение.
— Она сама это сказала..?
— Да, Святой Отец. Гуго свидетель.
Гуго промычал что-то невнятное. Я стал врать дальше:
— Отец Ортвин, это признание имеет исключительно важное значение и не может быть скрыто от Ватикана.
Я старался говорить как можно официальнее.
— Таким образом я — командор Dant, как законный представитель Папской Власти, обязан взять расследование в свои руки.
Святой Отец, начал приходить в себя. Он справился с волнением и положив руку мне на плечо, тихо произнес:
— Dant, сын мой, ты — не представитель Ватикана. Ты — Воин Господа, за что я тебя и ценю. Ты сделал свое дело — выявил преступников, все остальное зависит только от меня. А я не знаю пощады к врагам Создателя и Вселенской Церкви.
Не хватало только сказать «аминь»… В общем, это был конец. Я знаю Ортвина слишком хорошо — он сожжет ведьму… И будет прав. Я обратился к Гуго:
— Брат, я знаю, что ты не оставишь меня, даже если я прикажу. Сегодня я веду тебя на самое дерьмовое задание из всех, которые мы когда-либо выполняли — мы идем на костер.
Гуго ни как не отреагировал, за то Отец Ортвин пришел в ярость.
— Ты что задумал!? Гуго, выходи на улицу!
Никакой реакции. Я обратился к своему другу:
— Ортвин, сюда ни кто не сможет войти, пока мы с Гуго живы и ты это знаешь. Ты сожжешь эту девчонку только вместе с нами.
Теперь уже у Отца Ортвина задергался глаз, причем гораздо сильнее, чем у меня.
— Dant, черт тебя раздери..!
— Не сквернословь, Святой Отец…
— Ты, не иначе, тронулся умом! Ты хочешь оставить без возмездия и очищения настоящий рассадник адовой заразы, да еще с заморским демоном внутри!? Как там его — Аль-Манах!?
— Аль-Бабах… — не сразу вспомнил я.
— Тем более! Да после такого признания даже сам Папа Римский не в силах что-либо изменить!
Ведьма позади меня продолжала отбивать зубами жуткую мелодию. Гуго демонстративно громко зевнул, давая понять Отцу Ортвину, что готов поселиться в этой камере навечно. Я быстренько накидал в голове очередной план.
— Святой Отец, ты можешь совершить страшную ошибку, если выпустишь иноземного демона в христианский мир…
Гуго уже был готов и в очередной раз подхватил падающего Отца Ортвина.
— Да, да, друг мой. Ты готов принять в городе нового жителя? Это тебе не местные бесы — демон Аль-Бабах только и ждет, когда ему подарят новые места обитания и новые, не привычные к иноземным отродьям, души. На Востоке Святые Отцы знают, как нужно бороться с Восточной нечистью, а ты знаешь? Я ходил в земли сарацин не раз и не два и знаю, о чем говорю. Гуго, скажи!
Гуго кивнул.
— Вся моя жизнь, Ортвин, прошла под знаменем Господа, поэтому ты не можешь говорить, что я не сражался на духовном поле брани.
Гуго кивнул не дожидаясь команды. Я продолжил:
— Я считаю решение Священной Инквизиции правильным и единственно верным, но исполнять его нужно не здесь, а на родине демона.
— Ты хочешь сказать, что ведьму нужно вести в земли сарацин..?
— И ни как иначе, Святой Отец! Там я лично исполню решение Священной Инквизиции!

Отец Ортвин принял мои доводы. Мы с Гуго, на всякий случай, решили не покидать пределов тюрьмы и пока мой друг пугал своих коллег «сарацинскими Аль-Бабахами», мы изнывали от голода и холода в ведьминой камере. Хуже голода было только нытье Гуго. Он изводил меня «предчувствием беды». По его мнению ведьма специально все подстроила, что бы извести воинов Господа и отдать наши души самому Сатане. Я, хоть и ругал Гуго за паникерство, в душе верил ему и переживал ни чуть не меньше.

Глубокой ночью, в сопровождении городской стражи, вернулся Отец Ортвин с коллегами из Священной Инквизиции. Святой Отец был до жути официален.
— Командор Dant! Совет Священной Инквизиции города Кельна, передает Тебе, для исполнения решения вышеназванного Совета, преступника, посягнувшего на промысел Божий и поправшего законы Истинной Веры!
Как только Отец Ортвин замолк, стража боязливо подкралась к ведьме и стала заковывать ее в цепи. Святой Отец громогласно продолжил:
— Совет дает тебе в помощь десять человек из числа городской стражи, они переходят под твое командование. На тебя возлагается ответственность за их дальнейшую судьбу…
Ведьму запутали в цепи как в кокон. Я испытал некоторое облегчение — ведьма есть ведьма, как ни как.
— Совет оплачивает все Твои расходы, связанные с исполнением Решения и содержанием стражи…
Ну, все — гонорар обеспечен. Осталось только выпутаться из этой истории целым и невредимым. Стража поволокла ведьму на улицу. От греха подальше я отправил Гуго вслед за ними. Отец Ортвин попросил своих коллег удалиться и мы остались один на один. Он посмотрел мне в глаза и медленно, словно читая заклинание произнес:
— А теперь, брат мой, поклянись нашей дружбой, что достигнув сарацинских земель, ты сожжешь ведьму…
Да… Вот как, оказывается, выглядит Момент Истины. Мой друг не оставил мне ни малейшего места для маневра. Я собрался с духом.
— Ортвин, через неделю я отправлю весь твой отряд домой — у меня хватает своих людей…
— Ты сожжешь ведьму?
— Нет…
Время остановилось. Рядом с нами, по каким-то своим делам, пролетела муха. Потом пролетел комар. У них собрание, что ли? Гуго, наверное, сейчас почесал задницу. У него же нет проблем, как у меня… В неделе пути отсюда, мои товарищи, наверное, спят как убитые… А может и не спят — пьют вино, пока меня нет. Беккер, наверное, ругается с Розой из-за какой-нибудь мелочи. Роза, наверное, заставляет Беккера идти в караул, а тот говорит, что она слишком много на себя берет… Муха пролетела обратно… Комар остался… Нет, тоже летит… Надо было Беккеру сказать, что бы он…
— Dant. Я не согласен с тобой и не понимаю, зачем тебе это нужно. Но я убежден в одном — до сегодняшнего дня, где бы ты не был, сам Господь вел тебя…

Год спустя.
Северная Африка. Берег Нила.
— Командир! Ведьма опять не тонет!
В голосе Гуго чувствовалось разочарование и обида.
— Без тебя вижу. Кинь в нее чем-нибудь, надоела уже до чертиков.
Проснулся Беккер. Он осыпал всех проклятиями, обозвал Ведьму неблагодарной скотиной и снова завалился спать. Гуго не унимался:
— Командир, можно я ее стрелой прошью?
— Делай чего хочешь…
Сидевшая рядом со мной Роза крикнула Гуго:
— Гуго, подожди, ее вот-вот сожрут крокодилы, не лишай нас зрелища!
Гуго нервно заходил по берегу.
— Зрелище ей, видите ли… Да эту чертову ведьму все крокодилы по берегу обходят. Ни один порядочный крокодил ее жрать не станет! Беккер, ты бы стал..?
Вопрос остался без ответа.
У меня начало сводить живот от голода.
— Ведьма! Вылезай из воды! Это приказ!
Ведьма остановила свое барахтание в водах Великой Реки и жалобно попросила:
— Ну можно еще немножечко?
Гуго вновь запричитал:
— Командир, мы ее должны были сжечь еще год назад. В чем проблема? Чего мы тянем? Мы скоро сдохнем с голоду, а она, видите ли, купается! Иди готовь обед, чертова кукла!
Ведьма засмеялась.
— Гуго, но я никогда не видела таких больших речек! Дай мне еще немного времени…
Гуго застонал и сел на песок.
— Командир, пусть тогда Роза готовит, она тоже женщина!
Роза возмутилась:
— Ты спятил? Я — воин!
— Ты просто готовить не умеешь!
— Ты скотина, Гуго!
Я не вмешивался. Роза всегда с кем-то ругается. Ведьма обреченно посмотрела на нашу несчастную компанию.
— Ладно, сейчас выйду. Только пусть все отойдут, я должна одеться!
Мои товарищи — Гуго и Роза, ворча удалились. Остался храпящий Беккер и я.
— Господин, вы тоже уходите.
— Что!? Да ладно тебе, я же командир, я должен убедится, что на твоем теле нет пиявок. Я дорожу каждым воином…
— Тогда я пойду еще поплаваю…
Из кустов донеслись жуткие вопли Гуго и Розы:
— Командир, иди сюда! Мы ее сожжем как только она приготовит обед! Клянемся!
Я поднялся и зашагал к своим голодным товарищам. С ведьмой лучше не спорить, а то вообще без обеда оставит…


Метки: настоящая ведьма, ведьма, инквизиция, отец Ортвин, Dant, Гуго, крестоносцы, непознанное, мир непознанного, творчество, наше творчество, рассказы, маленькие рассказы

Друзья, если вам понравилась статья, фото или сайт в целом - отметьте нас в любой социальной сети. Желающие могут подписаться на обновления.

Ваш e-mail:
Автор Dantalionix 3 Articles
Командую отрядом проштрафившихся монахов, трижды ранен в голову, в 1098 году, после взятия Антиохии объявил себя Папой Дантом Первым, за что Папа Римский обозвал меня неблагодарной скотиной и заочно приговорил к сожжению на костре.

4 Комментарии

  1. Настоящая ведьмарассказ написанный непрофессионалом. Поэтому в нём немного хромает стилистика. Да и не только она. Но сама атмосфера ситуации передана хорошо. Это я вам как… непрофессионал говорю. А вообще, рассказ был написан не для широкой публики а для друзей, но потом мы (друзья) уговорили автора разместить произведение здесь и на форуме Тонкий Мир.

  2. В средние века жизнь ничего не стоила. Хорошо что Вы не все «прелести» той жизни описали в рассказе. А так очень даже ничего. Настоящая ведьма должна быть доброй.

  3. Ну, знаете ли! Так держать! Ваша настоящая ведьма предстаёт неким беззащитным существом. Жаль, что ваши коллеги не слишком-то любят писать, по всей видимости. Когда можно ждать следующего «нетленного произведения»? Ваш Гуго просто потрясающ! Вам бы немного подучиться и все будет просто супер!!!

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


*